+7 (831) 431-30-56
Главная
- Блог

Блог

Какая наука нам нужна на ООПТ? 14.04.2016

Какая наука нам нужна на ООПТ?

Н.Г. Баянов,
научный сотрудник заповедника «Керженский»

Заповедники и другие ООПТ России существуют довольно давно и на протяжении истории их существования в заповедной науке были и периоды подъема, и периоды спада. В данном случае, наш взгляд, мы находимся в переломном периоде, когда после долгих лет «перестройки» и «перехода на рыночные отношения» государство и общество, наконец, обратило внимание на охрану природы, на ООПТ и на заповедную науку, в частности.
Во-первых, хотелось бы сказать, что как в нашей стране, так и в мире в целом наука не однородна. Как правило, она ведомственная. Даже Академия наук – это отдельное ведомство со своими ведомственными интересами. Существует наука академическая (занимающаяся или должная заниматься фундаментальными вопросами), существует наука отраслевая (направленная на решение конкретных практических задач той или иной отрасли). А подавляющую массу научных кадров составляют научно-педагогические работники, сосредоточенные в ВУЗах. Их главная задача – воспитание и образование молодёжи. И в то же время в российских заповедниках, а сейчас и в национальных парках имеется так называемая «заповедная наука». Что же это за наука? Чему она служит и должна служить? Какова её роль в обществе?
Первое, что хотелось бы сказать, мы (научные работники ООПТ) должны иметь своё лицо, которое выражается прежде всего в тематике наших работ. Подменять или пытаться подменить собой Академию наук или тот или иной отраслевой институт – глупо и бесполезно! Наша задача видеть свою роль, роль определённую нам самим обществом и государством. Она подсказана самой жизнью, теми условиями, в которые мы поставлены, в том числе и некоторыми ограничениями.
Работая на охраняемых территориях мы, как правило, не изучаем антропогенные факторы среды (загрязнения, нарушения местообитаний и т.п.). Сообщества и экосистемы ООПТ находятся в естественном состоянии.
Точно также мы не можем и не должны ставить смелые эксперименты в природе, как бы нам, порой этого и ни хотелось. Примеры экспериментальных работ мы видим в западном полушарии, где умышленно производят закисление или добавление разного загрязнителей в водные объекты с целью изучить реакцию на это озёрных или речных экосистем и их компонентов. Увлекаются экспериментальными работами и наши коллеги-отраслевики с целью повысить выход полезной для потребления человеком продукции (ВНИРО проводит искусственное удобрения водоёмов; лесоводы борются с вредителями, применяя химию и т.д.).
Ограничения существуют и в методической части в связи с запретом сборов коллекций растений или отстрела животных.
Таким образом, работа на ООПТ откладывает отпечаток на научную деятельность сотрудников заповедника.
Можно всё это воспринимать как недостатки научно-исследовательской работы именно в заповедниках (но можно и не воспринимать как недостатки, а считать за особенности). Наша задача (задача сотрудников заповедников) – сделать из ООПТ настоящие природные лаборатории, функционирующие по законам природы, которые мы и изучаем.
Но в то же время у заповедной науки существуют и свои явные преимущества или достоинства. Основное из них – это долговременность. Как отмечают наши академики Д.С. Павлов, Ю.Ю. Дгебуадзе «от науки заповедной хотелось бы больше видеть экологических работ, основанных на данных долговременного мониторинга, осуществление которого всегда оставалось преимуществом заповедной науки». То есть академической наукой признаётся первенство заповедной науки в постановке исследований, проводящихся длительное время, с перспективой на сотни лет. Сама Академия наук без помощи заповедной системы осуществлять такие работы не в состоянии. Это показала жизнь!
Вторым нашим достоинством следует считать комплексность исследований. При наличии более или менее укомплектованного научного отдела практически в каждом заповеднике имеются зоолог (или зоологи), ботаник (или ботаники), а чаще всего и географ. Кроме того, существует и определённый штат лаборантов. Такой набор профессиональных кадров далеко не во всех научно-исследовательских лабораториях и даже институтах (в частности, специализированных отраслевых). Кафедры ВУЗов также специализированы, а число кафедр естественно-научных специальностей продолжает сокращаться, уступая место новым «модным» специальностям.
Зная наши сильные и слабые стороны, несомненно, мы должны сотрудничать как с академической наукой, так и с отраслевой. С Академией наук связи заповедной системы давние и прочные. При Академии наук существовала и существует специальная комиссия по заповедному делу, через которую Академия курирует работу заповедной науки, помогая научным сотрудникам заповедников взглянуть на проблемы более широко.
С отраслевиками мы контачим меньше, но всё же связь и общие интересы есть. Хотелось обратить внимание на науку Росгидромета. Как показывает практика, именно гидрометчики являются наиболее понимающими наши проблемы коллегами, также как и мы, занимаясь организацией и ведением работ по долговременному мониторингу природных объектов. Лидером в области экологического мониторинга в своё время был Институт глобального климата и экологии, возглавляемый Ю.А. Израэлем. Именно от них шла инициатива по созданию сети станций фонового мониторинга и курировалась их работа в биосферных заповедниках. Ими разрабатывались и научно обосновывались программы осуществления комплексного экологического мониторинга.
В системе Росгидромета хорошо развито слежение за абиотическими факторами разных сред. Но плохо, на наш взгляд, поставлены наблюдения за биотой. В частности, гидробиологический мониторинг в системе Росгидромета, скорее декларируется нежели действительно осуществляется на практике.
Биологическая составляющая экологического мониторинга на гораздо более высоком уровне находится в системе российских заповедников. Таким образом, имеется обширное поле для сотрудничества между заповедной и гидрометовской наукой. И нужно делать шаги навстречу друг другу.
К сожалению, сейчас и сама система Росгидромета и гидрометеорологическая наука переживают нелёгкие времена – перейдя к самоокупаемости они вынуждены зарабатывать и находятся в полной зависимости от разного рода заказчиков со своими узковедомственными или даже личными интересами. Однако будем надеяться на лучшее, на возрождение отраслевой науки и на успешное и плодотворное с ними сотрудничество.
О сотрудничестве с ВУЗовской наукой. У заповедной и ВУЗовской науки много точек соприкосновения. ВУЗы от нас хотят помощи в организации практики студентов или выполнении диссертационных работ аспирантами. Традиционно в заповедниках проходят практику студенты естественно-научных специальностей. Задача заповедников сделать сотрудничество с ВУЗами обоюдовыгодным. Часто за счёт привлечения студентов и преподавателей заповедникам удаётся вести темы, и осуществлять работы, которые были бы невозможны силами лишь сотрудников заповедников. Так в Керженском заповеднике после пожаров 2010 года удалось наладить большой блок работ по изучению постпирогенной сукцессии лесов заповедника.
Говоря о сотрудничестве с ВУЗовской наукой, хотелось бы вспомнить о том, что ВУЗами налаживалась в своё время подготовка кадров для работы в системе Росгидромета. А это те люди, которые очень бы могли пригодиться и в заповедниках. В последние годы мы же часто говорим, о необходимости подготовки кадров именно для ООПТ. Надеемся, что с укреплением, ростом и повышением статуса особо-охраняемых природных территорий как разноплановых организаций, осуществляющих охрану, долговременное изучение и экологическое просвещение населения, ВУЗы начнут подготовку кадров для работы на ООПТ.
Не хотелось бы, чтобы коллеги восприняли мой доклад как призыв к полному отказу сотрудников заповедников и нацпарков от академических или прикладных тем. Нет, по мере возможности мы должны принимать участие в решении этих вопросов.

В заключении хотелось бы указать на необходимость возрождения именно нашего «заповедного» центрального института, носящего название ВНИИ «Природа», который, на наш взгляд, должен являться единым научным центром всей заповедной системы, осуществляющим координацию действий заповедной науки по всей нашей огромной стране, а также взаимодействие с наукой других ведомств и зарубежными коллегами. Актуально, по нашему мнению и возрождение специальности «заповедное дело».

Возврат к списку

Экоцентр и дирекция
в Нижнем Новгороде

603001, Нижний Новгород,
ул. Рождественская, д. 23,
Заповедник "Керженский"

время работы: 9:30-17:30 
Понед.-Пятн., 
Выходной Суб.- Воскр.

(831) 431-30-56, 431-31-91

kerzhenskiy@kerzhenskiy.ru

Вышестоящая организация –
Минприроды России

Экоцентр
в ПОСЁЛКЕ РУСТАЙ

606491, Нижегородская обл.,
пос. Рустай ГО г. Бор,
ул. Октябрьская, д. 17

летом ежедневно 9:00-17:00,
зимой 10:00-15:00
Понед.-Пятн.,
Суб.-Воскр. - по предварит. заявкам.

Научный отдел: (83159) 3-92-32
Бухгалтерия: (83159) 3-92-30

База охраны
в ПОСЁЛКЕ РУСТАЙ

606491, Нижегородская обл.,
пос. Рустай ГО г. Бор,
ул. Юбилейная, д. 7

Сообщить о ЧП:
+7 930 80 89 271
  (круглосуточно)

(83159) 3-91-96